Говорить о Баку — это значит говорить об одном из крупнейших и древнейших городов бывшего Советского Союза.

Развитие градостроительства и архитектуры Баку 19 — начала 20 века характеризует этот период формирования города как время становления крупнейшего промышленного центра Закавказья со всеми его противоречиями социального, экономического и политического характера.

Начиная со второй половины 19 века — со времени планомерой разработки нефтяных месторождения Апшерона, Баку выдвигается в ряды крупнейших промышленных и экогномических центров царской России. Ни один населенный пункт России по темпам и своеобразию роста не мого тягаться с этим малозаметным в прошлом городом. обладавшим богатейшими нейтяными ресурсами, в разработку которых ввкладывались огромные капиталы отечественных и иностранных фирм. В этот период Баку находился в состоянии большого экономического подъема, что было отмечено В.И. Лениным в работе «Развитие капитализма в России». По этому поводу он писал: «Почти вся нейть добывается в Бакинской губ., и город Баку «из ничтожного городка сделался первоклассным в России промышленным центром». 

С развитием производительных сил и производственных отношений расширяется территория Баку, в его планировке и застройке появляются новые элементы: общественные сады, скверы, бульвары, площади, магистрали с монументальными зданиями.

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ПЛАНИРОВОЧНОЙ СТРУКТУРЫ ГОРОДА.
Уездный город Каспийской области (1806-1859гг.) В 1806 году Баку вошел в состав Российской империи, и с этого времени начался новый период в истории развития и т ерриториального роста города за пределы средневековых крепостных стен.

По географическому местоположенрию на западном берегу Каспийского моря средневековыый Баку занимал очень выгодную позицию как морской порт и стратегический пункт в восточном Закавказье, через который проходили торговые пути из России в Иран.

Для усиления оборонной мощи Баку раусскими военными инженерами были разработаны два варианта проекта укреплений. Первый вариант, составленный в 1796 году, назывался » План части города Баку с назначением проектируемого к оному для охранения магазейнов укреплния». Проект предусматривал расширение средневковой крепости Ичэри-Шэхер почти в два раза в юго-западном направлении (примерно до района, где ныне расположена гостиница «Интурист»). В начале 1798 года русские войска по приказу Павла 1 оставили Азербайджан, и расширение бакинской крепости не состоялось.

В 1807 году инженер-майор Христиан Трузсон 2-й разработал новый «План части города Баки и лежащей около оной ситуации с показанием прожекта о заложении подле города на северной стороне его расстоянием от оного на 200 сажен новой крепости, представленный на наклейке».

В этом проекте предустматривалось сооружение крепости вне пределов города, на берегу моря, на свободном ровном и открытом участке, откуда хорошо были видны окрестности и годор Баку. По размеру занимаемой территории новая крепость вступала той, которая была запраектирована в 1796 году, и составляла примерно одну четвертую часть существующей. Возможно, что на композиционное решение планировки крепости оказала влияние структура оборонительных сооружений Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге.

Появление новой крепости как крупного градосторительного элемента способствовало бы развитию планировочных идей, не учитывающих исторически сложившегося города крепости Баку и рельефа местности. Таким образом, рост города конечном счете обусловливался заранее принятой планировочной схемой, не согласованной с элементами окружающей среды, которые могли бы придать своеобразие облику города. Если бы строительство Баку пошло по такому пути (без учета старой крепости с ее выдающимися памятниками архитектуры), то небольшая, но выразительная по своей планировочной структуре территория новой крепости и города (форштадта) осталась бы в стороне от исторического развития Баку. Это могло привести к тем же последствиям, которые имели место во многих городах Средней Азии,- четкое разделение на старые и новые, не связанные друг с другом части.

Военные события в Закавказье развивались в благоприятном для России направленеии, что привело к отказу от постройки дорогостоящей крепости на берегу Каспия, и это стало благом для Баку. Сохранение за старой бакинской крепостью роли военного и административного центра на длительный период времени после присоединения к России предопределило ее развитие и возникновение форштадта. РОст города происходил в условиях подчинения историческому ядру, что оказало большое влияние на формирование архитектуры Баку и капиталистический период его существования.

ПЛАН 1807 года.

Разработанный в 1807 году проект крепости не был осуществлен, но идея создания цитадели в районе Бакинской крепости, видимо, продолжал волновать военные власти: из выявленных нами графических документов видно, что 22 января 1833 года в Баку был подготовлен схематический «Генеральный план Бакинской крепости с показанием внутри оной предполагаемых улиц и места для построения цитадели». Этот проект 6 октября 1835 года был переработан в «План крепости Баку с показанием предположения на устройство в оной Цитадели и Крепости, и увеличения форштадта за Крепостью».

Из трех проектных предложений по реконструкции Бакинской крепости, выдвинутых в разное время, самым бесцеремонным по отношению к судьбе крепости оказался последний, которым ликвидировались не только ее древняя планировка, но и застройка.

ПЛАН 1809 года.

Выгодное расположение форштадта в непосредственной близости от основного городского ядра — крепости не могло не привлечь внимание местных властей, стремившихся использовать благоприятные условия местности. С целью организации территории рабада и формирования форштадта с единой регулярной планировкой и кварталами европейского типа в 1890 году был составлен геренальный план крепости и «лежащего около оной ситуации».

В схеме планировки форштадта на основе историко-природных факторов была применена регулярная система кварталов, связавшая старые и новые части развивающегося города, причем фронтальная застройка кварталов раскрывалась к крепостным стенам и увязывалась с фортификационными элементами (башнями, бастионами). Идея взаимосвязи крепости с форштадтом была принята во внимание при расширении городской территории вокруг крепости. Этот принцип способствовал созданию в будущем своеобразной по планировке, колоритной по архитектуре и цельной по художественному образу широкой магистрали — современной Коммунистической улицы.

ПЛАН 1810 года.
Схематический план 1810 года не был решен в деталях, но все же он являлся важной вехой в истории развития форштадта и стал дисциплинирующим градостроительным документом, хотя и лишенным гибкости в отношении перспектывы роста города.

ПЛАН 1822 года.
Продолжением этого плана фактически является «Генеральный план Бакинской крепости с близ лежащего около оной ситуации и с показанием существующего казенного и обывательского строения как в крепости, так и вне оной», составленный в 1822 году.

План 1822 года раскрывает ряд моментов формирования форштадта и характеризует его состояние на тот период времени. В этом плане сохранфены все планировочные особенности генерального плана 1810 года, но продолжена схема дугообразного расположения куварталов в отдалении от крепости за счетт устройства широкой эспланады и привязки направления новых кварталов к абрису крепостных стен и бастионов.

Примечательно то, что генеральный план 1822 года фиксирует существовавшую застройку форштадта, одновременно показывая, насколько соблюдались красные линии новых кварталов. На этом плане видно , что в новой части фроштадта плотность застройки кварталов незначительна. Застройка все еще носила хаотический характер, и потому проектные линии кварталов в направлении улиц не соблюдены. Возможно, что часть застройки сохранилась еще от рабада и естественно вошла в границы новых кварталов; на это указывает ряд и ныне существующих домов с датами построек до 1806 года.

Планы 1810 и 1822 годов не только фиксировали появление района новой регулярной застройки, но и них также был отражен лоскутный характер ее планировки. Регулярная застройка новых районов Баку напоминала планировку, характерную для многих городов России первой трети 19 века.

При составлении планов форштадта не были приняты во внимание основные принципы русского градостроительного искусства того времени; строительству городов европейского типа рядом со старыми крепостями и населенными путктами предшествовало составление генеральных планов. Генпланы разрабатывались с некоторым учетом местных исторических и топографических условий; в них предусматривались зонирование территорий, местоположение общественного и торгового центров, зеленых насаждений общественного пользования (садов, скверов, парков) и взаимосвязь между этими частями.

В 1843 году, ко времени составления очередного плана Баку, размеры форштадта по сравнению с застройкой 1822 года значительно выросли и площадь его улиц составляла 46га. Интенсивный рост города совпал с периодом, когда крепость потеряла оборонное значение и центр притяжения торговой деятельности постепенно стал перемещаться в просторные кварталы форштадта. Это заметил известный путешественник И.Н.Березин, побывавший в Баку в 1842 году. Он отметил, что в форштадте «больше простору, чем в городу, улицы широкие , дома не в развалинах, изредка украшены садами». Появление в черте эспланады застройки в виде нескольких кварталов также можно рассматривать как симптом возросших требование городского строительнства к формированию форштадта.

План 1845 года.

На плане 1845 года зафиксировано зарождение градостроительных элементов — основноых узлов, которые впоследствии составили основу городской планировки. В нем уже было четко отражено направление главной магистрали форштадта — в настоящее время улицы Г.Гаджиева, связанной прамой дорогой с Шемахинскими воротами на юге, а на севере заканчивающейся площадью, через которую проходил Шемахинский тракт. В 1840-х годах тракт превратился в магистраль, а узел сходившихся с ним апшеронских дорог подкреплялся площадью, позднее названной Почтовой ( ныне пл. Физули).

Несовершенная планировка форштадта стала приобретать важное градостроительное значение для развития Баку, но обхемно-пространственная структура города все еще находилась в стадии становления и представлена была одно-, двухэтажной жилой застройкой, а также караван-сараями, торговыми рядами и складами.

Непрерывный рост населения за счет притока купцов, ремесленников, мелких лавочников и т.п., предпочитавших тесным и узким улочкам крепости просторные кварталы, широкие улицы и свободные условия проживания в фотштадте, способствовал расширению его территории.

Интенсивный рост Баку со времени присоединения к России (1806 г.) и до начала первой мировой войны (1914 г.) пережил четыре этапа, относящиеся к территориальной застроенности города»: до 1843 года, 1843-1878, 1878-1900, 1900-1914 годы. Однако формирование города на этих этапах протекало неравномерно.

Если 1843 год можно считать началом нового этапа развития города, то время, предшествовавшее превращению Баку в губернский центр (1859 г.), знаменовало собой скачок в этом процессе, причем в сложных условиях, при отсутствии генплана.

По сравнению с 1840-ми годами в начале 50-х годов 19 века стали заметны градостроительные сдвиги в новом районе Баку. Как стратегический и оборонный объект крепость потеряла свое значение, однако она оставалась административным центром, поскольку здесь находились не только казенные здания и лавки, но и все лучшие частные дома чиновников и богатых граждан. Форштадт «разбит был на правильные улицы и кварталы, хотя многие места уще не были застроены», крепость также стала «выползать» из своих границ.

Свободная береговая полоса перед крепостью (более 10 м в ширину) служила складом «привозимого на судах леса и каменного угля для почтовых пароходов, равно как верфью для постройки лодок и средней величины морских судов, называемых бакинками». Напротив томоженного управления появилась Купеческая пристань, где проводились операци и по погрузке и выгрузке товаров, а на южном углу внешней крепостной стены была сооружена более крупная Сальянская пристать.

Таким образом, береговая полоса, ранее фактически не использовавшаяся, начала осваиваться как торгово-складская территория городского значения. Впоследствии пристани заняли не только этот участок берега, но протянулись далеко на восток, не оставив городскому населению выхода к морю. В 1850-э годах вдоль набережной на восток еще «тянулись болота, заросшие тростником, где водилось много различной дичи, привлекавшей к себе охотников».

Началось территориальное преобразование в зоне, непосредственно прилегавшей к крепости; развивалась ее структурная связь с новыми кварталами форштадта. Ломалась привыное представление населения о замкнутости города внутри крепостных стен, разрушались старые традиции домостроения; глухие монотонные улицы и переулки крепости уступали место просторным улицам.

Важным документом, характеризующим планировку и застройку уездного Баку, оказался «Генеральный план Бакинской крепости с форштадтом и окружающею местностию и разстоянии от Контр-эскарпа о 2,5 до 3 верст, снятый с натуры посредством мензулы в 1854 году». Этот наибольее убедительныый по полноте содержания план существовавшей планировки раскрыл степень застроеннсти кварталов, что далоо возможность определить общее направление развития и тяготения уже к крепости сложившихся частей форштадта.

Площадь форштадта к этому времени достигла 64 га и превысила размер территории крепости Ичери-Шэхер (21,5 га). Но нге только этим определялось преимущество нового, складывающегося в иных исторических условиях городского организма: формировалась совершенно новая градостроительная струкрура; превосходство и потенциальное возможности ее развития были очевидны по сравнению с крепостями-городами, к которым принадлежал и феодальный Баку.

Оставаясь в рамках принятой схемы, форштадт, формировавшийся вначале по прямоугольной системе планировки, в дальнейшем претерпел существенные изменения, он развивался, доплнялся и расширялся, следуя изгибам береговой полосы. Рельеф и дороги, пересекавшие его территорию и связывавшие форштадт с другими населенными пунктами страны, источниками сырья, районами размещения промышленности,- вот те факторы, которые формировали его развитие. Все это в сосокупности составило тот органический градосторительный «сплав», на основе которого складывалась архитектурно-планировачная структура Баку, — своеобразная, индиваидуальная, с чертами, присущими крупным промышленным городам эпохи капитализма.

Уездный город Баку имел неудачную планировочную схему — с дробными кварталами, без каких-либо намеков определения центра. Форштадт как трансформирующийся организм выходил из своих первоначальных границ, расстилаясь по пологим склонам окрестных возвышенностей, и в широтном направлении потянулся на 1 км. В расположении кварталов форштадта улавливается тенденция роста в восточном направлении в связи с тем, что побережье возле крепости было сильно заболочено.

По-прежнему самой удаленной частью форштадта на востоке оставался участок, занятый карантином, мешавшим првильной застройке кварталов. Северная граница восточной части форштадта проходила по Балаханской улице, которая еще только намечалась, и ее роль, по сравнению с Сураханской (Первомайской) улицей, пересекавшей форштадт по направлению с запада на восток, в плане отражена нечетко.

Западная часть форштадта, начиная от современной улицы Г.Гаджиева, предствляла собой компактную зону и доходила своими кварталами до Нижней Нагорной улицы. Дальше форма кварталов терялась, отдельные участки владений представляли собой бессистемную застройку Нагорной части города, которая оставалась самым неблагоустроенным районом Баку.

В застроенном ядре Форштадта определилась четкая сетка улиц: в широтном направлении — Гимназическая (ныне ул. Толстого), Карантинная (А. Асланова), Азиатская (П.Монтина), Каменистая (Щорса), Церковная (Видади) и Сураханская (Первомайская); В меридиональном направлении — Персидская (Полухина), Спасская (К.ИЗмайлова), Базарная (Г.Гаджиева), Воронцовская (Азизбекова), Армянская (М.Горького), Татарская (Крупской). Несмотря на примитивное благоустройство, улицы прочно вошли в планировочную структуру форштадта как вожнейшие элементы городской планировки и в дальнейшем не претерпели особых изменений. Базарная улица по -прежнему занимала центральное положение по отношению к всей застройке. ЕЕ значение как главной магистрали еще более усилилась после того, как город Шемаха превратился в губернский центр, а Баку занял подчиненное положение .(По видимому Ш.С. Фатуллаем тут перепутал).

Из-за того, что Базарная улица фактически превратилась в официальнаую магистраль и стала наиболее посещаемой, в ее застройке произошли изменения в связи с увеличением числа торговых заведений (магазинов, лавок, караван- сараев).

Возросшее значение Базарной улицы привлекло внимание местных властей, и было принято решение придать ей парадный вид, естественно , в рамках возможностей провинциального городка. НА главной улице форштадта, через которую пролегла Шемахинская дорога, посадили деревья, образовавшие аллею, которую намеревались продлить до крепостных стен. На генплане Баку 1854 года уже отмечена существующая аллея, связывающая Шемахинские ворота с главной магистралью форштадта. Таким образом, аллея явилась заключительным звеном в становлении форштадта как будущего административного и делового центра города.

Развитие форштадта в западном и восточном направлениях пошло и по пути оствоения земель на продолжении Базарной улицы по Шемахинскому тракту. Это обусловливалось усилением контактов с губернским центрком Шемахой.

Урегулированная в пределах Базарной улицы, Шемахинская дорога на эспланаде разветвлялась на три улицы. ОДна из них вела в крепость через Шемахинские ворота и пробилаясь свкозь «Темные ряды», выходила к морю; две другие огибали крепость с востока и запада.

По мере того, как развивался город, расширялась терртитория форштадта, увеличивалась численность его населения, возрастало и значение Баку как порта — центра транзитной торговли между Россией и Ираном. «Очевидно, поэтому еще в 1839 году ставился вопрос о перводе из Астрахани в БАку адмиралтейства с политичсеской, исторической и географической точки зрения», — так писал А.В. Баламзаде.

В связи с развитием порта была выдвинута идея образования портовой зоны, и 22 февраля 1855 года составлен «Генеральный план предполагаемого размещения зданий Бакинского порта», утвержденный 5 апреля 1855 года. Морское ведомство при выборе территории для размещения зданий Бакинского порта руководствовалось узковедомственными интересами, что особенно заметно при рассмотрении проекта плана.

Морское ведомство , приняв во внимание, что местность у Каменной пристани не совсем соответствовала задачам морского порта, цели которого рассматривались шире, т.е. не ограничивались лишь функциональной стороной выполнения портовых операций, предполагало вместе с этим создание целого района, обслуживающего морских чинов, и попросило разрешения у Кавазского краевого начальника на отчуждение городских выгонных земель на Баиловом мысе, совершенно не используемых. В 1858 году был составлен «план выгонных земель на Баиловом мысе для постройки адмиралтейства и под огороды морских чинов, долженствовавшие быть населенными на Баилове, согласно плану, предствавленному командиром порта».

Примечательно в этом плане то, что при создании нового района на территории. удаленной от города, были приняты во внимание рельеф местности, существующая дорога из Баку в Биби-Эйбат и береговая полоса, что позволило разработать оптимальный вариант решения планировки. Они в совокупности предопределяли планировку Баилова мыса с четкой дифферениацией его основных частей — порта с адмиралтейством, административно-общественной зоны, селитебной территории и района морского экипажа.

«Генеральный план расположения зданий строящегося Бакинского порта на Баиловом мысе» от 6 апреля 1863 года фиксировала существующую ситуацию нового поселения и раскрывал те особенности, которые сложились ко времени ее возникновения — к 1858 году. Ценность этого плана исключительна: впервые предварительно разработана планировка территории, отведенной Морскому ведомству для целого района с учетом определения мест расположения собственно порта, кварталов, предназначенных для застройки сооружениями общественно -бытового и жилого назначения, а также для инженерных сооружений, все это вызвало к жизни организованную планировочную структуру, которая имела большое значение для дальнейшего развития Баилова. Генеральный план примечателен еще и тем, что он дал мозможность представить историческое формирование Баилова со времени основания и определить планировачную характеристику в последующие этапы его развития. Важным градостроительным документом являлся «Генеральный план местности, отведенной Морскому ведомству с показаниями сооружений Бакинского порта за 1880 год.» При сравнении его с предыдущим генпланом Баилова видно, что проект планировки новой территории Морского ведомства предусматривал освоение площади около 4 кв.км, включая и район Биби-Эйбата. По новому плану территория Морского ведомства была дифференцирована на селитенбную и общественную зоны, а также м еста для садоводства. ЖИлые кварталы ввиду сложност ирельефа были разбиты с некоторым отступом от основной застройки порта.Прямоугольной формы кварталы вплотную подходили к морю. Четыре ряда продольных улиц вели на набережную, а много численные поперечные улицы дробили селитебную зону; улицы планировались шире, чем существовавшие в районе порта.

Между жилыми кварталами и участками, отведенными для саадоводства (от набережной до границы территории Баилова) на узкой береговой полосе разместился общественный центр. Однаго его планировка не была разработана, а лишь намечены кварталы для строительства рынка, разбивки площади и сада. На юго-запад от центра отведены крупные квадратные участки для садов размерами 213 на 213 м или же больше 4 га.

План Баилова при разбивке кварталов новой территории повторил уже сложившуюся схему кварталов. Строгая праллельность их расположения по отношению к старым явно не согласована со структурой местности, имеющей сильно выраженный рельеф.

Несмотря на эскизный и далеко не совершенный характер планировки Баилова, в ней был, однако , выдвинут ряд принципиальных положений, которые не были учтены при разработке последующих планов Баку (вплоть до 1898 г.). Это, во-первых , четкое зонирование проектируемой территории; во-вторых, создание общественного центра, организующего архитектурно-пространственное решение всей территории, и, в-третьих, отведеные большой площади для развития садоводства- зеленой зоны, которая впервые появилась на плане города.

В то время как Баку еще не выделялся среди других уездных городов ни особенно развитой планировочной структурой, ни размахом застройки, произошло событие, которое ускорило его рост и дало толчок к интенсивному развитию:

в 1859 году Баку получил статус губернского города.



Реклама