Заложенный в 1809 году на месте рабада форштадт Баку с большой

План центра города. 1890-е гг.

эспланадой являлся предместьем крепости и развивался самостоятельно в виде системы прямоугольных кварталов. Торговый и административный центры Баку находились в крепости почти на протяжении всего XIX века, поэтому городская и краевая кавказская администрация мало заботились о развитии фортштадта как архитектурно-планировочного организма с композиционным центром.

Проекты планировки форштадтов при военных крепостях составлялись военными инженерами, далекими от решения градостроительных задач, рассматривавшими подобные территории как места для военных поселений. Это, естественно, наложило существенный отпечаток на планировку и застройку центра Баку, в который входила и эспланада.

В генплане Баку 1864 года форштадт и эспланада составляли единое целое с городом и окружали крепость, вплотную подойдя к ее бастионам. Эспланада тогда еще не была застроена, и проект определял характер ее планировки. В нем лишь были намечены площади для учений и плац-парадов (будущие Колюбакинская, или Парапет, и Молоканская слобода — Мариинский сквер), которые, однако, не стали городским центром, занимая, случайное положение по отношению друг к другу и историческому ядру — крепости Ичэри-шэхср.

При составлении генплана 1864 года уже угадывалось блестящее экономическое будущее Баку, и это, несомненно, сыграло роль в развитии его центра. Только после передачи крепости военными властями в ведение губернского правления (1868 г.) эспланада стала активно застраиваться.

Из-за отсутствия крупных общественных, культурно-бытовых и культовых сооружений формирование городского центра происходило очень медленно. Лишь только на рубеже XIX-XX веков начали появляться банки, театральные и административные здания, торговые пассажи, которые и составили главное архитектурное ядро центра города. Первые наметки формирования центра (1860-е гг.) ограничивались небольшим Цициановским сквером и Думской площадью перед Шемахинскими воротами. По периметру сквера располагались караван-сараи, двухэтажное частное здание, в котором разместилось «благородное собрание» и где происходили первые в Баку театральные представления.

Дума размещалась на площади, тоже в частном, совершенно не приспособленном для этой цели доме Ашумова. Случайно выбранные жилые дома, использовавшиеся по общественному назначению, естественно, не могли в своей архитектуре отразить функциональное содержание застройки центра.

Нерешенность архитектурно-планировочной композиции центра осложнялась тем, что городские кварталы у крепости с северо-западной стороны встретили существенный барьер в виде мусульманского кладбища (около 5 га), застроенного вокруг жилыми и торговыми зданиями. Захоронения на этом кладбище прекратились с 1859 года, но вопросы его урегулирования еще долго дебатировались в городской думе. Между тем, владельцы торговых заведений, находившихся рядом с кладбищем, не соблюдали даже элементарных правил санитарии, и превратили кладбищенскую территорию в мусорную свалку, создав угрозу возникновения эпидемий в городе.

Казалось бы, что такое положение требовало срочного урегулирования этой местности путем ее застройки или же превращения в общественный сад. Однако этот вопрос оставался открытым до 1888 года, пока на территории бывшего кладбища не началось строительство Александро-Невского собора.

Единственная торговая центральная магистраль города (ул. Базарная), являвшаяся композиционной и планировочной осью, разветвлялась в западном и восточном направлениях у крепостной стены и выходила к берегу моря, где в 1860-х годах по проекту Касым-бека была создана набережная протяженностью около 650 м. Значение набережной в торговой жизни было велико благодаря удобным пристаням (Каменной, Таможенной, компании «Кавказ и Меркурий»), которые во все большем числе стали появляться здесь в пределах городской черты.

Хотя набережная с определенным рисунком плана вошла в композицию города как один из основных элементов планировки и с западной

Проект планировки нового городского центра. План. 1880-е гг.

стороны крепости расширялась территория городского сада, обращенного на площадь у Каменной пристани, удобного сообщения с кварталами форштадта все еще не было. Вдоль крепостной стены шла грунтовая дорога. Проект превращения ее в магистраль был разработан осенью 1878 года городским архитектором О. Порфировым. Однако застройка магистрали шла очень медленно. Это объяснялось удаленностью, особенно ее западной части, от центра, где была сосредоточена торговая и ремесленная деятельность горожан, т. е. от района Базарной улицы. Новая магистраль, по идее, должна была занять важное место в городской планировке в силу своего удобного расположения вокруг крепости. И это стало заметно, когда началась ее застройка капитальными сооружениями.

В процессе развития и формирования почти всех городов определялась

План Николаевской улицы. Архит. О. Порфиров. 1878 г.

основная магистраль, которая органически входила в планировку города, прочно срастаясь с разветвленной сетью улиц. Она сохраняла свое значение даже при последующем расширении территории. Такова сущность становления городов в процессе их формирования и определения центра. Этот процесс можно наблюдать на примерах Петербурга, Москвы, Киева, Парижа  и ряда других европейских городов.

Несмотря на то, что Баку являлся молодым городом, не считая района в пределах крепостных стен, его центр быстро сформировался вокруг основной парадной магистрали. Она получила застройку, обладающую ансамблевым единством. Эта магистраль образовалась вокруг бакинской крепости с отступом от стен на 50-80 м в результате тяготения новой застройки к историческому району Ичэри-шэхер, где началось строительство сооружений общественно-административного назначения.

Создание магистралей кольцевого характера на местах оборонительных средневековых стен и рвов практиковалось во второй половине XIX века в европейской градостроительной практике. Наиболее интересным примером такого композиционно-планировочного решения явилось создание Рингштрассе в Вене по проекту архитекторов Ван дер Нюка и Сикардсбурга. В 1857 году там были разбиты бульвары и возникли крупные комплексы общественных зданий и площадей, образовавших новый пространственный центр города.

В Баку же главная магистраль была проложена не на месте крепостных стен и засыпанных рвов, как в Вене, а по трассе существовавшей дороги. Из двух рядов крепостных стен древнего города только первый, низкий, ряд стен начали разбирать с середины 1880-х годов.

Губернская администрация разрешила снос полуразвалившегося первого ряда крепостных стен, утративших функциональное назначение, но следила за тем, чтобы более капитальные основные стены второго ряда с башнями и бастионами не разрушались. Строительный материал, полученный от разборки первого ряда стен, употреблялся на ремонт и реставрацию основных стен бакинской крепости.

И вместе с тем в городской думе неоднократно поднимался вопрос о сносе и второго ряда крепостных стен, якобы давно утративших свои оборонительные функции и препятствующих сближению форштадта с крепостной застройкой. Камень предлагалось использовать на мощение улиц, остро нуждавшихся в хорошем покрытии. Однако губернаторы, зная предписание высшего кавказского начальства, запрещающее разрушать памятники старины, не давали своего согласия .

Уничтожение бакинских крепостных стен одновременно явилось бы началом разрушения и планировочной структуры Ичэри-шэхер с ее своеобразной застройкой, многочисленными памятниками азербайджанской архитектуры, отличавшимися высокими художественными достоинствами.

Можно предположить, что взамен этого внутрикрепостная территория получила бы прямоугольную маловыразительную сетку кварталов и эклектичную архитектуру новых зданий, а Баку лишился бы важного градоформирующего элемента — крепости, которая органически вошла в современную застройку и художественно обогатила город на Каспии.

Проектные наметки кольцевой магистрали еще не определяли ее архитектурного формирования. В связи с увеличением численности городского населения и расширением форштадта, а также отсутствием ясно выраженного общественного центра в начале 1880 годов выдвигается новое проектное предложение по формированию подобного центра. Так как центральная часть форштадта уже была, застроена и подходящей свободной территории для этих целей не имелось, то общественный центр намечалось устроить в восточной части города, между утвержденными, но не застроенными ее кварталами. Предполагалось занять кварталы площадью около 18 га с востока и запада между современными улицами Кирова и Шмидта, на севере — улицей 28 Апреля и на юге — набережной.

Композиция общественного центра по проекту 1880 года разворачивалась линейно в северном направлении так, как это впоследствии было представлено в проекте проф. Л. А. Ильина, разработанном в 1937 году.

В генплане 1880-х годов (автор неизвестен) была лишь проектная схема центра города, в котором предполагалось создание огромной

прямоугольной соборной площади, обращенной к морю и по периметру окруженной деревьями. К соборной площади с севера примыкала биржевая, еще дальше по той же оси — базарная площадь. Таким образом, по одной оси последовательно располагалась система площадей, различных по функциональному назначению, но объединенных идеей общегородского центра. В центре огромной соборной площади, естественно, находился собор в окружении двух рядов деревьев. Место для собора нельзя признать удачным, так как он оказывался на низких отметках.

Однако идея центра в этом проекте не получила воплощения, поскольку соборная площадь была перенесена на место мусульманского кладбища. Там 8 октября 1888 года и произошла закладка Александро-Невского собора по проекту академика архитектуры Р. Р. Марфельда. Место предполагавшейся в проекте неизвестного автора соборной площади заняла биржевая.

Реклама