Михайловская  улица  называлась в разное время по-разному, Зевина (с 1929 г.)

Михайловская и Ольгинская улицы

, после Инджасенет (с 1991 г.), Азиза Алиева (с 1995 г.),Мичурина, нынешнее название улицы Исмаила Идаятзаде. В  отличие от  Михайловской, Ольгинская  так часто  не переименовывалась. Она  называлась Джапаридзе (с 1929 г), а позже Мамед Эмина Расулзаде.

 

Последний отрезок кольцевой магистрали — Михайловская улица начинается у одной из центральных площадей — Парапет и завершается Александровской набережной.

Находясь в центре самых благоустроенных кварталов, где были сосредоточены крупные магазины, банки, дворцы буржуазии, гостиницы, общественные заведения, Михайловская улица являлась одной из основных артерий делового района города. Ее застройка была представлена трехэтажными жилыми домами и крупными объемами торговых рядов в классических формах. Именно Михайловская и соседняя с ней Ольгинская улицы составляли основное звено трасс между кварталами центра и набережной.

Капитальная застройка этих улиц — следствие роста градостроительной роли набережной и превращения прилегающих к ней кварталов в новый общественный и торговый центр. Наиболее оживленный район Михайловской и Ольгинской улиц с 1880-х годов начал застраиваться крупными зданиями.

В головной части обеих улиц появилась обширная двухэтажная гостиница типа

Схема расположения центральных площадей города. 1910 г. (по Ш. С. Фатуллаеву)

караван-сарая- «Гранд-отель». Для соседнего участка в 1883 году инженер-архитектор Н. П. Твердохлебов запроектировал пассаж, сооруженный в 1896 году архитектором Е. Я. Скибинским. Эти постройки задали «архитектурный тон» застройке прилегающих кварталов. Владельцы старались лучше использовать выгодное положение участков в центре города и придать зданиям репрезентативный вид. Они понимали, что респектабельные сооружения с зеркальными окнами, просторными помещениями магазинов с богатым выбором товаров всегда будут охотно посещаться состоятельной публикой.

На одном из этих участков по проекту гражданского инженера К. Б. Скуревича, который прибыл в Баку в 1895 году на должность участкового архитектора при Бакинской городской управе, был построен пассаж Тагиева (1896-1898 гг.). Пассаж был первой значительной постройкой Скуревича, решенной в монументальных формах ордерной архитектуры. Пластичная трактовка фасадов нисколько не заслонила содержание современного торгового заведения. Крупное членение фасадов с пилястрами и полуциркульными арками создало внушительное сооружение, ставшее архитектурным акцентом в этом районе буржуазных кварталов. Так же, как здание, построенное Скибинским, фасады этого пассажа ориентировались на три улицы. В обоих одновременно запроектированных зданиях по-разному решены художественные задачи. Рядом с постройкой Скибинского вырастало монументальное и цельное по архитектуре сооружение молодого зодчего Скуревича.

По Ольгинской улице, напротив пассажа Тагиева, располагались одноэтажные магазины, явно мешавшие своим неказистым видом двум капитальным торговым сооружениям.

Для этого участка в 1909 году гражданским инженером К. А. Борисоглебским

Общий вид пассажа Тагиева. Гражд. инж. К. Б. Скуревич. 1896-1898 гг. Фото 1900-х гг.

был составлен проект трехэтажного здания с магазинами в первом этаже. Первоначально предполагалось в верхних этажах разместить зрелищные или общественные учреждения, но в дальнейшем дума нашла нужным целиком отвести здание под торговое и конторское помещения, более выгодные для городской казны.

При обсуждении проекта   особое внимание было обращено на фасад: на организацию широких остекленных витрин, расположение парадных входов, облицовку фасада белым ба-дамдарским камнем и пр. Архитектура фасада, построенного в классических формах с некоторым налетом стилизации, — естественная дань эпохе. «Ольгинские ряды» с зеркальными витринами и конторами наверху наряду с двумя пассажами составили основное ядро торгового и делового центра Баку европейского характера.

Параллельные улицы, тоже выходившие на набережную, — Милютинская, Горчаковская, Полицейская — несколько отличались по застройке от Ольгинской; они также тяготели к коммерческому центру. На них разместились банки (Северный, Волжско-Камский, Тифлисский и др.), конторы крупных фирм, буржуазные особняки, гостиницы, комфортабельные доходные дома, театр Тагиева и др. Все это накладывало существенный отпечаток на архитектуру улиц и кварталов центральной части города. На смену рядовому жилью пришли крупные общественные здания, созданные в стиле модерн, имеющем особый ритм и динамику (Северный и Тифлисский банки). Многоэтажные гостиницы (например, «Новая Европа»), доходные дома и живописные композиции особняков чередовались со зданиями в духе классического ретроспективизма.

Кварталы между Милютинской и Мариинской улицами составили типично

Здание гостиницы «Новая Европа» на Полицейской улице.
Общий вид, планы и разрез. Гражд. инж. И. К. Плошко

буржуазный район. Узкие и тихие улицы этого района, в основном с трехэтажной застройкой, определяли настоящий масштаб городских кварталов Баку и ассоциировались в какой-то степени со старыми кварталами Петербурга и Парижа, так великолепно описанными Г. К. Лукомским.

Район небольших жилых кварталов, застройка которого фактически не была урегулирована общегородской планировкой, занял доминирующее положение в форштадте. Именно в сфере влияния этого буржуазного района оказались важнейшие композиционные элементы центральной части города, такие, как набережная, площади Парапет и Театральная (Петровская), Мариинский и в какой-то степени даже Цициановский скверы.

Возникновение в форштадте площадей тесно связано с социально-экономической жизнью города. Одни площади появились как места для плац-парадов (Парапет), другие как рыночные (Кубинская, Воронцовская).

В Баку, где с 1880-х годов доминировала ордерная архитектура в свободной интерпретации архитекторов, в городской застройке стилевого хаоса не наблюдалось. Однородность облицовочного материала — известняка, использование на фасадах приемов ордерной архитектуры определили единство стилистического решения многих зданий города, что дало повод проф. Л. А. Ильину назвать Баку «бескрышным ренессансом». Общность архитектурных приемов и форм, строительного материала способствовала формированию индивидуального художественного лица города, что на фоне стилистической неразберихи других городов Российской империи было явлением уникальным.

Городские площади Баку застраивались отдельными зданиями в той или иной композиционной трактовке, в зависимости от вкусов заказчика или же автора проекта. Обычно сказывалась тенденция выделить, выгодно подчеркнуть архитектурные особенности частновладельческого дома. Ограниченное число площадей и скверов Баку составило планировку городского центра. Они возникли в процессе градостроительного развития форштадта, но не выражали особенно ясной планировочной мысли большого масштаба. В центре, в рядовой застройке, располагались, например, Соборная и Биржевая площади, Парапет и Мариинский сквер. Они как бы нанизаны на одну нить и ограничены с севера Колюбакинской, Молоканской, с юга — Врангельской, Биржевой, с запада — Персидской и с востока — Каспийской улицами. Однако между этими важными элементами городской планировки не существовало композиционной связи, которая последовательно раскрывала бы их архитектурные и объемно-пространственные особенности.

Думская площадь и Парапет из-за неправильной разбивки кварталов оказались отрезанными от Маршшского сквера и Биржевой площади. Отсутствовала ясная архитектурно-планировочная связь с историческим ядром города — Ичэри-шэхер — фокусом градостроительной ткани форштадта. Оказались отрезанными от этих площадей площади у «Азнефти» и Театральная.

В планировочной структуре города они «работали», по существу, изолированно друг от друга, хотя их отделяли небольшие расстояния. Подобная разобщенность важнейших планировочных узлов породила дисгармонию в общей композиции центра, несмотря на то, что к созданию развитого композиционно целого ядра были все предпосылки.

Характерно для площадей, что их границами являлись транзитные улицы, которые создавали впечатление раскрытости. Однако улицы были рядовыми и ничем не выражали градостроительной значимости площадей в структуре города, поэтому, например, улица, являвшаяся северной границей Соборной и Биржевой площадей, Парапета и Мариинского сквера, не имела ясной композиционной структуры и осталась локальной в общегородской системе улиц и магистралей, которые существовали в планировке города самостоятельно, хотя и проходили рядом. Только площади Парапет и Губернаторская («Азнефти») объединялись набережной и Михайловской улицей с одной стороны и Садово-Николаевской магистралью — с другой.

Площадь Парапет, возникшая на эспланаде в начале 1860-х годов, явилась

План площади Парапет и прилегающих кварталов

организующим элементом делового и общественного центра Баку. Ее осевая, строго симметричная композиция определила положение одной из первых и ведущих улиц форштадта, ныне ул. М. Горького. По идее, эта улица на севере должна была завершиться Воронцовской площадью, а на юге — набережной. Однако со временем улица на севере, в районе Шемахинки, прекратила свой рост, будучи отрезанной от Воронцовской площади прямоугольными поперечными кварталами.

Застройка Парапета в основном представлена творчеством архитектора Касым-бека Гаджибабабекова. Он здесь выстроил двухэтажные караван-сараи (ныне кинотеатр «Араз» и музей им. Низами), жилые дома для себя, гостиницы «Гранд-отель» и «Метрополь». Но на площади не было доминирующего сооружения, которое, являясь центром архитектурной композиции, подчинило бы себе все остальные здания. Различная объемная трактовка и пластическая разработка зданий, расположенных вокруг площади, все же способствовали созданию значительного градостроительного узла капиталистического Баку.

Превращенный в сквер Парапет с его старой застройкой после реконструкции 1950-х годов закрепил свое положение в планировке современного города.

Здание Тифлисского банка. Гражд. инж. Г. М. Термикелов. 1900-е гг. Рисунок Ш. С. Фатуллаева

Здание Тифлисского банка. Гражд. инж. Г. М. Термикелов.
1900-е гг. Рисунок Ш. С. Фатуллаева

Находясь в центре Баку, площадь Парапет постоянно привлекала внимание частных лиц и губернских властей, стремившихся застроить ее. Когда в начале 1880-х годов начались поиски места для православного собора, выбор экзарха Грузии пал на Парапет как на удобную для прихожан площадь в центре города. В те же годы на той же площади было задумано сооружение памятника Александру II, отчего проектируемую площадь в местной прессе иногда называли даже Императорской. Решение построить собор или памятник на сравнительно небольшой площади (около 0,8 га) нельзя признать удачным. Для собора, в конце концов, определилось место на упраздненном кладбище, оказавшемся к тому времени в окружении жилых и торговых зданий.

В январе 1894 года на площади Парапет уже велись подготовительные работы по озеленению той части, где решено было воздвигнуть памятник. Для этого собирались выписать деревья из Боржома, Тифлиса и других городов. Идея сооружения памятника не была реализована из-за нехватки средств. В дальнейшем революционная ситуация в России сняла этот вопрос вовсе. Интересно, что на Парапете в разное время, помимо собора и памятника, частные лица добивались разрешения думы построить здание Народного театра.

Успешные работы по строительству шолларского водопровода позволили управе разбить тенистый сквер на Парапете (1914-1918 гг.) Примитивная планировка сквера, ограниченный ассортимент растительности не могли создать выигрышную композицию, способную в центре города «работать» в художественном направлении.

 

Источник:

Градостроительство Баку XIX – начала XX веков (Ш. Фатуллаев)

Реклама