Ликвидация откупной системы на нефтяные земли (1872 г.) и развитие

План Черного города. 1886 г.

нефтяной промышленности — явление, получившее общероссийское значение, дали импульс к активизации всех сфер городского хозяйства. С 1872 года велись проектные работы по урегулированию некоторых разросшихся частей города и составлению их планов с целью предотвратить хаотическое развитие, угроза которого существовала из-за отсутствия направляющего перспективного генерального плана.

Различные части формирующегося города в процессе его территориального роста складывались в зависимости от экономических, географических и политических условий. Так, ликвидация бакинской крепости как военного пункта дала возможность освоения широкой полосы эспланады, создания общегородского центра и центрального района с благоустроенными кварталами, в которых селилась местная буржуазия. Появление Черного города стимулировало развитие селитебной зоны в восточном направлении, значительно увеличившейся после продления Закавказской железной дороги до Баку, строительства железнодорожной станции и вокзала (1883 г.). Рост города в северном направлении происходил вдоль Шемахинской почтовой дороги. Существующие предпосылки развития города и возросшее благосостояние населения диктовали губернскому правлению необходимость составления планов районов города. В 1872 году выполнена съемка плана юго-восточной части города для разбивки кварталов. Одновременно проводились подобные работы для западного, самовольно застроенного беднейшим населением района города. Кварталы были частично урегулированы и привязаны к существующим направлениям улиц форштадта. Однако планировка города с четкими линиями центральных улиц и кварталов на окраинах теряла свою градостроительную структуру.

При застройке кварталов обнаруживалась ограниченность лоскутных планов,

Электростанция. 1890 г. Рисунок Ш. С. Фатуллаева

которые не давали полноценной картины общей планировочной структуры города. В 1873 году были сделаны первые шаги для составления общего плана города Баку, в связи, с чем появилось указание «о назначении партии межевых чинов для снятия на план общего плана». Для того чтобы получить план, утвержденный кавказским наместником (18 января 1899 г.), понадобилось 25 лет.

Пока продолжалась бюрократическая волокита в области составления общего плана Баку, городская жизнь шла своим чередом, и рост Баку происходил за счет дополнительных кварталов в зависимости от того, какая часть городской окраины развивалась более интенсивно. Так, план восточной части города был утвержден наместником в 1873 году, а план Черного города утвержден им же в 1876 году и т. д. Что же касается северных и западных окраин города, то и для них в 1876 году были составлены отдельные планы (для утверждения).

Наиболее плотно застроенная и густонаселенная западная часть города

Нефтеперегонный завод Товарищества бр. Нобель в конце 1880-х гг.

составляла основу форштадта и являлась объединяющим началом для остальных вновь создаваемых и проектируемых частей городского организма. Именно поэтому с нее и начиналось урегулирование селитебной территории города. Планировка форштадта во многом была неудовлетворительной; тут господствовали отголоски стихийного развития: случайные направления улиц, многообразие конфигураций кварталов, многочисленные тупики и пр.

Здесь вокруг мечети Таза-пир к 1878 году сложился большой район, впоследствии получивший название Таза-пир. Еще в XVIII веке, если не раньше, этот участок был освоен в связи с тем, что там существовали целый комплекс общественных сооружений и одна из водопроводных трасс. На плане 1796 года зафиксированы здания замка, мечети и караван-сарая, а к югу и юго-востоку от них — обширное предместье крепости. Мечеть под сенью замка имела притягательную силу для местного населения. И в дальнейшем, когда в период военных действий (1826 г.) замок и караван-сарай исчезли, сохранившаяся мечеть явилась градообразующим фактором нового жилого района форштадта — Таза-пир.

Превращение Баку в губернский центр и активное вступление его на

Завод Товарищества бр. Нобель. 1890 г. Рисунок Ш. С. Фатуллагва

капиталистический путь развития сразу же отразились на росте близлежащих деревень. Деревня Чемберекенд — одно из ранних юго-западных предместий крепости — расположена на высоких отметках и имеет тенденции роста в южном, в сторону моря, направлении и сближения с форштадтом. Точную дату возникновения этого предместья Баку определить трудно; не исключена возможность, что она существовала уже в XVIII веке, так же как деревня Баилов, район Таза-пир и другие, позднее исчезнувшие поселения.

Во второй половине XIX века там уже было более 20 крестьянских дворов. Эта деревня представляла собой поселение аульного типа с многочисленными запутанными узкими улицами, глухими переулками и тупиками. Жили здесь беднота и матросы. Ее территория к 1871 году увеличилась более чем в 4 раза.

Деревня Чемберекенд развивалась стихийно, без соблюдения каких-либо строительных правил; естественно, что необходимо было как-то урегулировать ее хаотическую планировочную структуру и составить проект для нормального развития разраставшегося района города.

Самовольно занятые участки, застроенные без утвержденных проектов, при урегулировании и разбивке новых кварталов вызывали противоречивые планировочные решения. Вот почему отбивка границ кварталов и направлений улиц из-за существующих строений «самовольщиков» сопровождалась естественными трудностями, преодолеть которые без строгого строительного надзора иногда было невозможно, и потому местами сохранялась случайная планировочная  ситуация.

«Вкравшиеся отступления от утвержденного плана города, т. е. 1864 года, который был распланирован не в таком обширном пространстве, как потребность застройки указала, и распоряжения прежних начальников губернии, желающих дать все возможные средства к застройке, сколько возможно правильной, города, были тоже причиной тех разных изменений и отступлений от плана, которые встречались и встречаются в натуре, на местах, предположенных частными владельцами при застройке своих земель…».

Создавшееся положение заставило губернское правление 5 марта 1875 года вынести постановление, чтобы проекты на застройку участков в западной

Очистительное отделение керосинового завода Товарищества 6р. Нобель. 1890 г.

части города, представляемые частными владельцами, «не были утверждены впредь до распланировки и урегулировки этой части города».

Губернская администрация требовала от городского архитектора быстрого составления плана западной части города с целью дать застройщикам возможность правильного урегулирования большой территории на основе проектных документов.

Снять на план западную часть города, было предложено землемеру Островскому и исполняющему должность городского архитектора А. Кошинскому. Оба представили выполненные ими планы.

И землемер, и городской архитектор при съемке местности преследовали очень ограниченные планировочные цели; они фактически занимались фиксацией существующей ситуации. Строительное отделение губернского правления при рассмотрении этих планов нашло, что они требовали некоторых дополнений для создания общего плана. Составление общего плана западной части 10 июня 1877 года было предложено городскому архитектору О. Порфирову, от которого требовалось «как можно скорее проверить на месте составление плана, и по поверке составить общий план западной части, что крайне необходимо для руководства при разбивке кварталов и отводе линии застроек».

Через год Порфиров представил губернатору составленный им общий план

Новый ангидридный завод Товарищества бр. Нобель в конце 1880-х гг. Рисунок Ш. С. Фатуллаева

урегулирования западной части города. Свою задачу в градостроительном аспекте он понимал широко. Принимая во внимание сложившуюся ситуацию и перспективу роста города, Порфиров предусмотрел значительное расширение города в западном направлении. Трассировку улиц он определил в соответствии с рельефом местности, снося некоторые постройки с целью более оптимального планировочного решения.

Так, одну из площадей в западной части города Порфиров намечал в районе мечети Таза-пир. Он предполагал снести здесь ветхие постройки и «обратить вместе с пустопорожнею землею под площадь для общественной пользы и благоустройства города по неимению в той местности ни одной общественной площади». Порфиров учитывал и развитие города в сторону набережной и предместья Чемберекенд, предполагая создать новую площадь в районе современной улицы Чкалова. Одновременно он разработал проект реконструкции Чемберекенда.

По этому поводу Порфиров писал: «Подобное решение было основано на постоянных просьбах жителей города Баку, а в особенности местности Чемберекенда, и по личному моему убеждению, что крайне был вынужденным показать в составляемом плане всю местность Чемберекенда, где жители города проживают в весьма ветхих домах, и после каждого дождя обращались с просьбами об исправлении их домов; между тем строить и исправлять дома их воспрещалось, по неимению утвержденного генерального плана». Губернское управление, зная о затруднительном положении жителей и запрещении строить ввиду отсутствия утвержденного плана этой местности, не воспользовалось проектом Порфирова, для возможного урегулирования застройки Чемберекенда, по собственному выражению архитектора, «упустило из виду» его решение, о чем очень сожалел автор планировки.

План Порфирова не нашел поддержки в строительном отделении губернского правления, и дело урегулирования территории Чемберекенда затянулось на долгие годы.

Губернское правление, признав план Порфирова неудовлетворительным, все проектные материалы в июне 1878 года передало новому городскому архитектору — штабс-капитану А. Лауданскому для дополнения и исправления «с предложением иметь в виду при урегулировке улиц и кварталов начатые уже постройки частных жителей по утвержденным проектам…, не делая больших изменений в направлении улиц».

Губернское правление требовало от составителей планов сохранить существующую застройку (даже если она препятствовала урегулированию кварталов и направлению улиц). Это было главным требованием при решении планировки районов города. Узость взглядов и практицизм губернской администрации определили все ее действия и сводили на нет, попытки архитекторов внести улучшения в композиционную структуру Баку.

Исполняющий должность бакинского архитектора А. Лауданский представил в строительное отделение составленный им общий план западной части города, который, наконец, был признан удовлетворительным, отвечающим целям и задачам.

План Лауданского был направлен на заключение во вновь образованную бакинскую городскую управу (1878 г.). Там он был подвергнут профессиональной критике за многие неразрешенные планировочные вопросы, за схематизм и отсутствие общей градостроительной идеи. Экспертом по плану выступал бакинский городской архитектор О. Порфиров. 13 июля 1878 года он представил свое заключение.

Порфиров выяснил, что многие кварталы на плане показаны неверно, отчего появилась путаница в определении характера застройки. Он нашел, что городские участки, значившиеся как свободные, оказались под застройкой, линии существующих кварталов и улиц не соблюдены, а рельеф местности при разбивке новых кварталов не принят во внимание, хотя старые строения, возведенные с учетом этих особенностей, подсказывали верное решение. Не были введены в планировку такие важные градостроительные элементы, как площади, хотя они были указаны на планах, составленных Островским и Порфировым.

Порфиров писал, что «предполагаемый к утверждению план скопирован с планов Островского и Кошинского и. д. городового архитектора Лауданским без проверки его в натуре». Между тем губернское правление, в свое время, признав план О. Порфирова неудовлетворительным, хотя по всем статьям для пользы города его надо было признать более заслуживающим внимания, предпочло (без проверки) план, составленный Лауданским.

Лауданский, видимо, не счел нужным провести работу по обследованию местности и попросту воспользовался материалами своих предшественников. Вот почему в заключении экспертизы на основании наблюдений и выявленных фактов неверного отношения к планировке западной части города Порфиров особо отметил, что «предполагаемый к утверждению план не может принести никакой пользы как городу, так и частным лицам, кроме существенного вреда; во-первых, по неполноте своей, а во-вторых, по неправильной разбивке кварталов на местности между Чемберекендом и форштадтом».

Выяснилось, что для этой территории проект составлен в двух вариантах: с прямоугольной системой расположения кварталов и с «косым начертанием кварталов». Рассматривая оба варианта планировки кварталов, один из которых должен был войти в планировочную структуру города независимо от рельефа местности, техник городской управы отметил, что «стоимость урегулирования по прямоугольному начертанию кварталов для города в хозяйственном отношении весьма выгодна, а технически правильна… В косом же начертании не выгодно, а в благоустройстве его в гигиеническом отношении и красоте весьма неудобно».

Однако ни тот ни другой вариант не стали действительностью, ибо генплан так и не разрабатывался до конца. Все планы, кроме Порфировского, носили ограниченный характер. Лишь Порфиров в своем проекте, правильно оценив существующее положение, учел и нужды жителей этих развивающихся районов, и общие интересы города. Он предложил перспективный план, который мог бы заменить лоскутные проекты планировки дополнительных кварталов, постоянно возникавших в процессе развития Баку.

Проект Порфирова был единственным профессионально разработанным генпланом западной части города. Он включал в свою структуру территорию расширения с разбивкой на кварталы и учитывал особенности местности и существующей застройки, магистраль вокруг крепости, а также организующие элементы планировки, такие, как Таза-пирская и Садовая площади. Хотя план Порфирова и не получил юридической силы проектного документа, но в дальнейшем, в отдельных случаях, он использовался (и даже самим автором, в частности) при урегулировании Николаевской улицы.

Как это ни парадоксально, но после ликвидации целого заводского района (147 заводов, размещенных в зоне жилых кварталов) город не смог получить утвержденного перспективного генплана, хотя с момента превращения Баку в губернский центр (1859 г.) прошел достаточный срок (20 лет), и только лишь в 1878 году приступили к составлению общего генплана города. При составлении генплана наряду с градостроительными и финансовыми осложнениями в губернском правлении возникли и административные изменения в связи с созданием городской управы. Это явилось предпосылкой для отсрочки разработки перспективного плана Баку.

Источник:

Градостроительство Баку XIX – начала XX веков (Ш. Фатуллаев)

Реклама