построен1898 г.

архитекторРоберт  Марфельд

Главный производитель работЮзеф Гославский

Заложенв 1888  году в присутствии Александра III и цесаревича Николая
Строительство завершено в 1898 году 
Снесен по приказу советских властейв 1936 году
Мысль о постройке в Баку нового обширного собора возникла в начале 1870-х годов, когда в Баку стал в большом количестве
производиться керосин, для чего потребовалась 
Ukaz Aleksandro-Nevskiy soboe Baku.jpg

масса русских бондарей и других рабочих рук. С тех пор Бакинский Николаевский собор (в крепости) в праздничные дни не мог вмещать в себе и четвертой доли желавших молиться. С 16 июня 1879 года, с высочайшего разрешения, была открыта повсеместная подписка на сооружение в Баку нового соборного храма. Впрочем, от такой подписки до 1886 года собрано было всего 8000 рублей.

В начале 80-х годов, в бытность главноначальствующим на Кавказе князя Дондукова-Корсакова, прихожане бакинского собора, по инициативе бывшего управляющего таможенной конторой К. Ф. Спасского-Автономова, много раз подавали прошение князю об отводе места для постройки православного храма, указывая при этом на различные места: на Парапет, на площадь, где впоследствии и будет выстроен новый собор (это место во время войн бакинского хана с русскими представляло общее для всех павших воинов кладбище) и другие.
В 1879 г. бакинский губернатор В.Позен в письме городскому голове С. Деспот-Зеновичу высказал мнение о том, что в Баку ощущается потребность в сооружении нового православного собора, одновременно сообщив, что вопрос о соборе в 1878 г. был доложен наместнику Кавказа, а тот заручился поддержкой Святейшего Синода.Территорию для нового храма предложил протоиерей О.С. Ляпидевский, обратившийся к экзарху Грузии с просьбой позволить отвести для строительства место, на котором находилось старое мусульманское кладбище. 
Именно это место явилось причиной многолетних споров. Православное духовенство требовало возведения собора именно на этом месте. Их оппоненты заявляли о целесообразности и желательности выбора другого места, мотивируя свое решение тем, что на кладбище только с 1859 г. прекратилось захоронение мертвых и есть многие семьи, родственники коих на нем похоронены. Г.З. Тагиев предложил построить собор на Театральной площади, но это место пришлось не по вкусу барону Ю. Гюб-Гросталю. который в 1882 г. стал бакинским губернатором. 
Предложение поместить собор на Шамахинской дороге или около железнодорожного вокзала показалось неприемлемым православному духовенству ввиду отдаленности, по их мнению, этих мест от центра города. 
Идея поставить храм на центральной городской Колюбакинской площади также отпала. Острые споры завершились тем, что распоряжение главноначальствующего на Кавказе князя А.М. Дондукова-Корсакова о передаче старого мусульманского кладбища под строительство нового православного собора 10 июля 1886 г. было подтверждено высочайшим повелением императора Александра III. 
Еще 17 марта 1886 г. экзархом Грузии архиепископом Павлом был утвержден строительный комитет в составе бакинского губернатора В.П.Рогге, трех представителей от города, священников Николаевского собора и церковного старосты, по ходатайству которых составление проекта и сметы строительства собора было поручено князем А.М. Дондуковым-Корсаковым академику архитектуры Р. Р. Марфельду. В церковном строительстве 1880-1890 гг. главенствует русский стиль. 
Грандиозность размеров, представительная напыщенность, избыточность декора — таковы особенности церковных зданий, рассматриваемых тогда как символ и зримое свидетельство мощи государственной власти. 
За образец брался Покровский собор (храм Василия Блаженного) в Москве. Потому утвержденный 30 июля 1888 г. проект нового бакинского православного собора, разработанный Р.Р.Марфельдом, был по типу храма Василия Блаженного. 

Рытье котлована под фундамент нового собора принесло интересные находки — архаические захоронения, дошедшие со времен родоплеменной организации общества.

Торжество закладки Бакинского собора приурочили к приезду в Баку императора Александра III, его семьи и сопровождающих лиц, совершавших с 18 сентября по 14 октября 1888 г. поездку по Кавказу.

В Баку императорский поезд прибыл в субботу 8 октября 1888 г. в два часа дня.
В четвертом часу дня, в присутствии государя императора Александра III, наследника цесаревича Николая Александровича, великого князя Георгия Александровича, государыни императрицы Марии Федоровны, главноначальствующего на Кавказе князя Дондукова-Корсакова, экзархом Грузии Высокопреосвященнейшим Палладием была совершена торжественная закладка нового православного Бакинского собора во имя благоверного и великого князя Александра Невского.
Перед закладкой собора совершен был крестный ход на место закладки из существовавшего в Баку Николаевского собора. Духовенство стало под шатром; рядом, перед местом закладки были поставлены хоругви и иконы. Кругом шатра и по пути к нему стояли воспитанники и воспитанницы средних учебных заведений. По улицам, на площадке, у места закладки и всюду на крышах и на балконах расположились зрители. По прибытии их величеств, началось молебствие, которое совершал высокопреосвященнейший экзарх Грузии, архиепископ Палладий, с двумя архимандритами, кафедральным протоиереем Тифлисского кафедрального Сионского собора, настоятелем Бакинского собора Юницким и другими священнослужителями. По окроплении места закладки, высокопреосвященный, по уставу Церкви, положил в основание храма частицу святых мощей в серебряном ковчеге. Их величества вложили золотые монеты с обозначением года закладки, и затем настоятель собора прочитал надпись на медной, вызолоченной через огонь, доске соответствующую событию надпись о сооружении храма. Экзарх окропил место святой водой, причем государь император положил на доску первый камень. Далее клали камни государыня императрица и их императорские высочества. На положенные камни надвинули громадную плиту и привинтили ее. Закладка закончилась обычным многолетием.

 Строительство собора, которым руководил И.В.Гославский, завершилось в начале 1898 г. 
Собор был освящен 8 октября 1898 г. экзархом Грузии архиепископом Флавианом. 
В честь освящения собора Г.З. Тагиев пожертвовал 10 000 рублей, бакинское еврейское общество 1000 рублей.Со всех точек старого Баку хорошо была видна мощная вертикальная композиция, развернувшая вдоль Персидской улицы свой основной фасад. 
Воспринимаемый с дальних точек как мощный монолит, вблизи собор был очень пластичен. 
Высота храма с венчающим крестом была около 85 м, длина около 55 м, ширина около 44 м. 
Уникальное внутреннее убранство собора, единое, нерасчлененное, устремленное ввысь, производило огромное впечатление. Собор имел три престола — великого князя Александра Невского, св. Николая Чудотворца и св. апостола Варфоломея. Материальная ценность собора была очень велика. Для внутренней облицовки использовали дорогой мрамор нескольких пород. Внутри собор был отделан лепниной и живописью. 
Напротив входа были поставлены три мраморных иконостаса. Главный двухъярусный иконостас над царскими вратами был увенчан шатром с золотой главкой. Из разноцветного мрамора был сделан мозаичный пол. Колокола для собора были отлиты на Финляндском заводе.Вот как описывался храм в церковных книгах того времени: «Собор этот о трёх престолах был обделан внутри лепными работами и отчасти живописью. Все иконостасы из Кутаисского и заграничного мрамора, пол из мозаичного мрамора. Далеко виден он (храм) и с моря и с суши, блистая своей позлащённой главой и ежеминутно напоминая русскому сердцу имя своего великого основателя».

Из книги Манафа Сулейманова «Дни минувшие»:

Храм Александра Невского, или, как его называли, «Гызыллы килсеси» («Золоченая церковь»), поднялся на высоком холме в центре города. Золотые купола ослепительно сверкали под солнцем. Они были видны за десятки верст. Капитаны кораблей определяли в море направление по главному куполу, венчавшему храм.

Александр III, отпустивший ассигнования на сооружение в Баку монументального кафедрального собора, поставил условие, чтобы собор был исключительным по роскоши и красоте. Посовещавшись, зодчие решили строить храм, похожий на церковь в Новом Афоне, но во всем превосходящий ее. Сам академик Марфельд был назначен главным архитекторов. Из Нового Афона привезли чертежи, рисунки. Когда проект был почти готов, выяснилось, что средств отпущенных царем, маловато. Начался сбор пожертвований. Из двухсот тысяч рублей, собранных в Баку, сто пятьдесят тысяч рублей пожертвовали мусульмане.

В начале октября 1888 года Александр III с женой и двумя сыновьями, в сопровождении огромной свиты прибыл из Тифлиса в Баку. Вокзал был подготовлен к торжественной церемонии: всюду ковры, море цветов, стены расцвечены флагами, на заборах, на плоских крышах одноэтажных привокзальных строений пылали светильники, расставленные в нескольких аршинах друг от друга. По одну сторону выстроились миллионеры, дворяне, купцы, по другую – высокие гражданские и военные чины. Сплошной стеной стояли солдаты с оружием наизготове. От населения города приветствовать царя уполномочили Гаджи Зейналабдина Тагиева.

Бакинский плотник Муталлиб-киши – очевидец описываемых событий – рассказывал, что за три дня до приезда царя глашатаи обошли все кварталы города с вестью о том, что его величество самодержец всероссийский изволят пожаловать в Баку. В объявленный день народ с раннего утра заполнил Балаханскую, Базарную улицы и Кубинскую площадь, по которым должен был проследовать царский экипаж. Вдоль проезжей части выстроились солдаты. Народ прижимался к стенам, толпился за спинами солдат. Впереди стояли русские, за русскими – инородцы. Все с нетерпением ожидали появления царя.

… Карета приближалась к месту старого мусульманского кладбища. Здесь уже — был вырыт огромный котлован под фундамент собора. Крыши близлежащих домишек были усыпаны людьми. Карету встретили рукоплесканиями и криками «Ура!». Царь в сопровождении двух священников спустился в котлован. Царю поднесли золотой слиток в виде небольшого кирпича. Тотчас начался молебен. Царь обтер кирпич полой своего мундира и заложил его в кладку собора. Туда же рукой императора были заложены подношения бакинских миллионеров — ларцы с драгоценностями, дубовые ящики с империалами, бронзовые сосуды с золотом и серебром. Царь поместил в тайник слиток, где обозначалась дата строительства храма. Напутствуемые молитвами «святых отцов», каменщики заделали тайник.

Производитель работ по возведению церкви, архитектор Гославский, трудился денно и нощно, не жалея сил. Однако строительство затянулось на десять лет. Церковь освящали уже после кончины Александра III.

Интересная деталь: для того, чтобы соборные колокола издавали звучный, внушительный и в то же время мелодичный звон, потребовалось сплавить с бронзой, из которой они отливались, несколько пудов золота и серебра. Опять начался сбор «даров» от местного населения. Женщины отдавали пояса, браслеты, кольца, броши, ожерелья, мужчины — наборные уздечки, золотые и серебряные ножны для кинжалов и мечей, дарили серебряную утварь. В результате мусульмане опередили всех по количеству «даров» для православного собора. 

Колокола отлили на уральских заводах. Самый большой колокол весил сотни пудов. С большим трудом за несколько месяцев доставили его в Баку. С не меньшими усилиями подвесили на колокольне.
По кромке колокола славянскими письменами были выгравированы строки из священного писания, в верхней части — изображения апостолов с крестом, евангелием, голубем, факелом в руках. Внутренность колокола блестела, как зеркало, глазам было больно смотреть. Меньшие колокола также представляли собой подлинные произведения искусства. Все колокола — от мала до велика — подвесили геометрически пропорционально.

В дни церковных праздников — Вознесения, Пасхи — могучий колокольный звон разносился на многие версты от собора, его подхватывали колокола Других храмов и церквей, придавая торжественному богослужению еще большую величавость.
В пасхальные дни главный купол собора освещался иллюминацией. Во время этой церемонии вокруг собора скапливались толпы горожан. Останавливалось движение на улицах. Верующие и просто любопытствующие заполняли проезжую часть улиц, тротуары, балконы и крыши домов.
Начинался колокольный звон, православные становились на колени, крестились, произносили вслух слова молитвы. Звонарь, человек весьма искусный в своем деле, старался вовсю. Колокола вызванивали протяжно-печальную, умиротворяющую мелодию. Она проникала в самое сердце, наполняя его тихой, светлой грустью.

Во всем городе был только один человек, который мог, взобравшись на главный купол храма, почистить его и развесить электрические гирлянды. Никто, кроме него, не смел браться за это рискованное дело. Он медленно взбирался наверх по железным скобам, закрепленным в стене во время сооружения «Гызыллы килсеси». Поднимался неторопливо, с остановками. Когда он достигал купола, народ приходил в волнение. Затухал колокольный звон. На площади воцарялась напряженная тишина. Словно хоронили кого-то.
Человек проходил по скобам под купол и продолжал, невидимый, карабкаться по его внутренней стороне. Казалось, вот-вот сладится он вниз с головокружительной высоты. Женщины, девушки, старики вставали на колени и, крестясь, возносили к господу слова молитвы.
Когда человек наконец показывался из-за маковки купола, у огромной толпы вырывался непроизвольный вздох. Люди приходили в шумный восторг, осеняли себя крестным знамением. Снова принимались звонить в колокола, величавая музыка разносилась окрест. Протерев ветошью купол, человек развешивал на нем гирлянды электрических лампочек. Затем он проходил свой смертельно опасный путь в обратном направлении.

В церковные и прочие праздники священнослужители в парчовых и шелковых ризах шествовали в собор во главе с архиереем. Соборный причт жил неподалеку. До самого входа в собор от ворот их дома был положен асфальт. По асфальту тянулись ковровые дорожки. В Баку было тогда всего два заасфальтированных участка: один — у «Золоченой» церкви, другой — перед зданием, где расположилось градоначальство. Длина каждого участка составляла примерно 500 метров.

Собор имел свои лавки, гробовую мастерскую. Здесь продавали убранство для погребения усопших, иконы, лампадки. лампадное и деревянное масло, свечи, восковые цветы и пр. Внутреннее убранство собора поражало роскошью: множество икон божьих угодников в золотых и серебряных окладах, иконостас, алтари и царские врата отчеканены из серебра с позолотой. Все это лучилось, сияло, мерцало, когда во время вечернего богослужения загорался свет золоченых люстр и бесчисленных канделябров. Пели женский и мужской хоры.

Когда с наступлением сумерек на главном куполе собора вспыхивали электрические лампочки, по небу разливалось чудесное, разноцветное сияние. Кресты на куполах сверкали в вышине, пронзая бесконечную темноту золотыми лучами. В недосягаемых просторах небес рождалось зрелище, похожее на сказку, на поэтическую легенду. Раздавался колокольный звон. Казалось, наступило второе пришествие, и сам Мессия, Иисус, сын непорочной девы Марии, созерцает землю, окутанный божественными лучами. Все это было чрезвычайно красиво и возвышенно.

В непосредственной близости от собора разрешалось строительство зданий, выразительных в архитектурном отношении. Однако они не должны были превосходить собор по высоте. Кстати, в свое время, еще в самом начале восьмидесятых годов, городская управа предложила построить на месте старого мусульманского кладбища мечеть. Дума даже вынесла по этому поводу специальное решение. Но дело затянулось, и в конце концов на этом месте поставили Александро-Невский собор.

К сожалению,Собор Александр-Невский уникальный по своему архитектурному строению,не простояв даже пол века в 1936 году был снесен по приказу советских властей и не сохранился до наших дней.В настоящее время на месте собора находится музыкальная школа имени Бюль-Бюля.
Реклама